20:43 

это любовь, чтоб я на рельсах уснул (с)
Какое здесь пугливое зимнее солнце — едва выглянув из-за ничтожных, бесплотных облаков ускользает обратно. Но когда такие скудные мгновения все-таки удается ухватить, это не остается незамеченным. Это событие – зимой увидеть солнце. Его проглядеть, продышать, продлить.

Днем снег не идет. Он доносится. Откуда-то заблудший, неприкаянный снег. Старый снег, мертвый снег. Если представить, что жизнь снежинки начинается на небе и завершается на земле. Только полет, только движение – это и есть жизнь. «Снег идет!». Идет. Словно бы у него была душа. А когда прошел – все равно что умер. «Снег закончился». На улицы выходит снегоуборочная армия: очищать горизонтали от трупов.

Напитавшись этими явлениями, я заглядываю в глаза тех, кто стоит рядом. Кто идет навстречу. Этот детально описанный всеми кому не лень эротизм можно только пережить. Описание – что-то вроде тренажера для языка. Потому что невозможно зафиксировать вечность. Однако подобрав несколько единиц полных любви или просто единиц, но любовью собственноручно наполненных, можно попытаться ухватить вечность.

И когда это удается, когда на несколько миллисекунд ты обнимаешь этот поток, когда тебя, прицепившуюся, благосклонно проносит сонм вечности – ты есть. Дыхание сбивается от этого переживания.

Пока не полностью вернулась из этого погружения, из этого напряжения, наслаждения моментом, я хочу спросить тебя – есть такие, кто налюбовался тобой, кто пресытился или даже разочаровался? Приблизить нечто подобное для меня сейчас – наивысшее счастье. Как же больно; я вязну в тебе. В одном помещении с тобой трудно дышать. Потому что ты – сама вечность. Я очень жду твоей ошибки. Только настоящей, не из разряда тех шалостей, что только прибавляют очарования. Оступись, пожалуйста; смотреть тебе в глаза становится невыносимо.

URL
   

откровение воображения

главная